Звезда по имени Ланге 

Округ Ланге все увереннее заявляет о себе как о престижном гастрономическомцентре Италии. Городки, соседствующие с «трюфельной» Альбой, становятся местомпритяжения для тех, кто ценит хорошие вина и вкусную еду. Не удивительно, что очередное событие, случившееся в начале осени в деревне Трейзо, привлекло серьезных игроков винной отрасли, собрало весомый гастрономическийбомонд и лучших обозревателей мировой специализированной прессы. 

На открытие одного из самых больших европейских винных погребов съехались представители семьи Гайя, основатель Slow Food Карло Петрини, владелец винодельни La SpinettaДжоржо Риветти и многие другие из тех подвижников, кто годами создавал Пьемонту нынешнюю гастрономическую репутацию.

 

Они собрались в «мишленовском» ресторане La Ciau del Tornavento для того, чтобы напомнить об особенности земли Ланге, ее красоте и о том, что путь к гастрономическим вершинам был очень непростым.Говорили о временах, когда в Ланге было всего 20 крестьянских виноградников, которыепередавались от отцов к детям; когда на этой земле мало кто мог заработать; когда вина стоили 300 лир и «дольчетто» ценилось выше «барбареско»; когда в ресторанах не было винных карти все же в каждом можно было найти хорошее вино... Когда трюфели были размером с футбольный мяч и когда самым знаменитым напитком из Пьемонта был знаменитый ореховый ликер Frangelico, впервые изготовленный монахами 300 лет назад.

 

Слово «энергия» так часто произносилось выступающими, что казалось воздух буквально искрился от ее количества.Да и сами ораторы были что называется «в ударе» – вскакивали с мест, садились, перебивали друг друга и рвали из рук друг друга микрофон.

 

«Именно энергия наших предков сделала нас такими, какими мы стали сейчас», – сказал Анджело Гайя, напомнивший что пьемонтские писатели говорили о вине как о «меде земли». «У нас ушло сто лет, прежде чем решить какое вино будет производиться в Ла Морра – бароло или Ла Морра. На создание DOCушло тридцать лет. И почти столько же на обретение искусства делать вина за 1000 лир», – напомнил владелец самой престижной винодельни в Барбареско.

 

Карло Петрини, которому первому удалось соединить сельское хозяйство с высокой культурой, придать ему гламурный блеск и сделать гастрономию предметом обсуждения в хипстерских тусовках, говорил о том, что в Пьемонт возвращает былое величие. Дело не только в том, что Альба стала штаб-квартирой для Национальной ассоциации «Citta del Tartufo», а в том, что подъем заметен повсюду, даже в тех местах, которые считались захолустьем. Вкоролевском охотничьем поместьи FontannaFredda, сейчас открыт гостиничныйкомплекс Forresteria delle Vigne, работают отменные рестораны OsteriaDisguido иRistorante Guido. (Они принадлежат владельцу знаменитого гастрономического бренда Eataly).

 

Недавно явил свою красоту прежде закрытый «пьемонский Версаль», Castello di Guarene –роскошное, в стиле барокко, поместье с пейзажным парком. Выкупленное в 2011 г. у наследников и ведущее свое историю с 1700-х гг, оно гордится не только великолепной бальнойзалой, первоклассной коллекцией картин и фресок, но также и великолепным рестораном, в котором хозяйничает местный шеф-повар Давид Одоре.

 

На фоне этого гастрономического прорыва, трудно представить, что когда-то вЛанге были лишь маленькие деревенские харчевни. Когда пьемонтцы Маурильо Гарола и Надя Бенеш открыли свой ресторан в Трейзо, многие сочли их проект авантюрным и не заслуживающим внимания. Единственным подходящим зданием была старая школа на вершине холма. Вот ее не без труда выкупил и перестроил Гарола, и разместил в ней свой «оазис» для любителей хорошего вина, занявшись попутно созданием кухни. Фирменным знаком шеф-повара стала паста с рикоттой, пьемонтский тартар, кролик, ягнятина, десерты из местного фундука, грибов и конечно же, белых трюфелей – всего того, чем гордится кухня Ланге

 

Ресторан быстро получил мишленовскую звезду, не в последнюю очередь за уникальную винную коллекцию, которую Маурильо начал собирать 25 лет назад. «Пробовать вслепую, не обращая внимания на этикетки – лучший способ узнать вино», – утверждает он.Сейчас в ресторане La Ciau del Tornavento представлено 2900 наименований от 334 производителей, в общей сложности 38 тысяч бутылок, включая 150 вин от Анджело Гайя вплоть до винтажей Barbaresco 1974 г..

 

Каждый год Маурильо продает 18–20 тысяч бутылок, причем и лучше всего продается барбареско. Когда сток старых вин приближается к концу, закупаются новые. Этим занимаются два сомелье, которые следят за восстановлением запасов, сервировкой и отбором вина. «Итальянцы любят пить молодые вина, а вот иностранцы немцы, швейцарцы, англичане–предпочитают старые проверенные винтажи», – говорит Маурилио.– «Мы умеем продавать и те, и другие. Вот почему мы не складываем деньги в банк, а инвестируем их в великие вина».

 

Автор текста Татьяна Гаген-Делкрос

Опубликовано в газете "Винная карта" № 161, ноябрь 2015 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.