Грузия-2016

Давно я не ездил никуда в составе большой группы. А вот пришлось. Князь Давид Чичуа захотел показать Грузию, где родился и вырос. Позвал друзей, которых оказалось очень много – мы едва влезли в здоровенный автобус. Известно, грузины все как один князья, но среди них попадаются настоящие. Давид из них, это видно и не поддается сомнению. И дети – Нинча, Тариел, и мама. К маме мы с моей дочкой попали сразу по прилету, заехали познакомиться – а там накрытый стол! Да какой! И баклажаны, и сулугуни, и сациви-лобио, и рыбка храмуля, и молочный поросенок.

 

Этери (маме Давида) уже под 90. На кухне ей, конечно, помогают, но за рецептурой она строго следит. Все безумно вкусно. А сама хозяйка отщипывает по виноградинке под грозные окрики родственников – ей нельзя сладкого – и говорит, что восемь ягод в день можно. Когда-то дом принадлежал деду Давида, теперь частично, и сейчас он пытается собрать все воедино, выкупая квартиры у соседей. Потолки 4,50, камин, внутренний дворик, вид с балкона на старый Тбилиси…

Серные бани. Запашок издалека соответствующий. Вода – практически кипяток. В ней нужно посидеть, разогреться, и при этом не свариться. А потом уже тебя берет в оборот банщик. Чай с черешневым вареньем. Выходишь совершенно другим, обновленным человеком.

Экскурсия по Тбилиси. Балкончики, старинные двери, маленькие рынки, дворики с виноградом и хурмой. Наш водитель автобуса Джонни просто виртуоз. Он возит нас по городу, вписываясь в узенькие улочки с миллиметровой точностью. Иногда приходится выходить и договариваться, сдавать назад. После сложного маневра все дружно аплодируют.

Вечером первого дня поднимаемся на фуникулере в ресторан. Фуникулер построен в начале прошлого века. Вагончик тянет трос, а идет он по направляющим очень круто вверх. На вершине горы, рядом с освещенной телебашней открывается чудесный вид на ночной Тбилиси. Приехали мои тбилисские друзья Отар, Ия и Алик. Выяснилось, что фрески в этом ресторане написал Отар Вепхвадзе. Пришли друзья Давида – они потрясающе поют. Мы все вместе заняли целый зал и начали кутить. Здесь не пьянствуют, а кутят. То есть не опрокидывают все время рюмки с алкоголем и мычат, а говорят хорошие слова обо всех присутствующих за столом, поют красивые грузинские песни, и русские тоже, чтобы гостям было приятно, опять поднимают тосты и, конечно пьют, и едят. Еда знакомая, несложная, но очень вкусная. Казалось бы – мчади – кукурузная лепешка, а невозможно оторваться. Кукурузная мука и вода – рецепт простой. Я их всегда жарю на сковороде, здесь иногда пекут в духовке. Вот такие лепешки, пресные, без соли с сыром сулугуни и цицматом (кресс-салатом) можно есть всю жизнь и не надоест, особенно, если запивать вином. С последним в Грузии всегда все в порядке. Красного я не пью по медицинским показаниям, перешел на белое. В этих краях вино выдерживают на осадке, и оно получается плотным, терпким, ароматным. Но нашлось вино по европейской технологии – мцване – чудесное легкое белое из Кахетии. Оно было выпито в товарном количестве и захвачено в Москву. А еще удивили фруктовые дистилляты. Я почему-то решил, что кроме нас с племянником Славой больше никто не гонит ничего вкусного. А тут айвовка оказалась такая ароматная, и грушевка, и из киви! Алик Дарчиашвили жалуется, что у него пропадает по 200-300 тонн (!) персиков ежегодно – невыгодно перерабатывать. Вот подумываю о длительной командировке в Алазанскую долину для превращения урожая персиков в одноименный дистиллят.

Как-то я с грузинской кухни съехал на алкоголь, но это понятно: все время застолье и порой неожиданное. Вот едем в городок Казбеги на вершину одноименной горы Казбек. Еще на равнине начались намеки на обед. Самое распространенное блюдо здесь – хинкали, или хинкал. Увидали хинкальную, тормознули, собрали в ряд пластмассовые столики, достали припасенную чачу. Хозяйки уже лепят хинкали со страшной скоростью – сколько нужно на 25 человек?! Тесто простое – мука, вода, начинка – говядина и лук. В некоторых районах добавляют зелень. Пока они лепят и варят, несут закуску. Хлеб, вкуснейший грузинский хлеб слегка вытянутый по краям, всегда мягкий и с хрустящей корочкой. Сыр, тушеные овощи и свежий салат. Вот этот салат из помидоров, огурцов и репчатого лука удивительно вкусный. Помидоры очищают от шкурки, огурцы тоже чистят, немного лучка и растительное масло. Видимо исходные продукты изначально качественные, не едут долго в ящиках из сопредельных стран, а попадают на стол прямо с грядки или из теплицы. Чачу подают в роскошных квадратных штофах, бутылкой не назовешь. Под обжигающие руки и губы хинкали, средь белого дня в хорошей компании отлично пьется. Хинкали нельзя брать вилкой – это дурной тон, только рукой. Берешь за тестяной хвостик, прокусываешь отверстие, но так, чтобы не вытек горячий бульон, щедро сыплешь туда черный перец и выпиваешь-выгрызаешь начинку вместе с оболочкой. Хвостик оставляешь на тарелке и сразу хватаешь следующий, чтобы не остыл. И так до бесконечности. Я давно уже заметил, что хинкали не приедается…

Смысл поездки в горы заключается в том, чтобы увидеть Казбек в снегу. Приезжаем уже в полной темноте и в сплошном тумане. Погода вполне шотландская, непредсказуемая. Об ужине после такого обеда думать не хочется. Но тут подстерегает новый соблазн – при гостинице есть казино. Конечно, я хотел поправить свои дела (знаю, надо ставить на чет и на черное), но вместо этого пробил дыру в бюджете.

Ночью туман рассеялся и стали видны огоньки в горах, потом опять затянуло, а под утро стал виден монастырь Святой Троицы в Гергети, куда нам предстояло забраться по серпантину. Японские праворульные минивэны - основной вид транспорта в горах. По жуткой каменистой дороге не разъехаться двум встречным, однако ухитряются. Ползем караваном вверх, а навстречу спускаются такие же караваны в несколько машин. На вершине весьма прохладно и ветрено, много туристов. Красота кругом – чисто Пушкин!

Вечером нас ждут в гости. Племянник Слава с друзьями давно обосновался в деревне Церувани недалеко от Тбилиси. В прошлом году я уже пек хлеб здесь и жарил в торне петуха. В этот раз Хвтисо со Славой гнали чачу, и она текла горячей струйкой в трехлитровую банку. «Голову» я успел отсечь, а то бы употребили вредного ацетона в суматохе. Ну, конечно, шашлык и купаты. Странно, что при пасущихся везде отарах овец грузины едят одну свинину. Я больше торчал у мангала, а народ набился в дом к Резо (холодно вечерами), ну и набрался, конечно, чачей и вином. Под беспрерывные тосты так же безостановочно и пьется…

Мне нравятся грузинские храмы. В них нет дорогого убранства, золота, множества икон. Лаконично, скромно, даже бедно. На вершине горы у Мцхеты храм Джвари – по-грузински – крест. Крест этот установила святая Нино в IV веке. Под горой слияние Арагви и Куры – Лермонтов! А в центре Мцхеты собор Светиховели – животворящий столб – один из центров православия Грузии. Кроме захоронений Багратиони, (кстати, тут мы с удивлением узнали, что царь Петр I тоже грузинских кровей) в нем таинственные фрески, изображающие лица в скафандрах.

В Кахетии есть чудесный отреставрированный город Сигнахи. Храм Святой Нино, вид на долину, солнце, цветы – сказка. Дочка Мариэтта, которая попала в Грузию впервые, сказала, что остается здесь навсегда на полном серьезе. Вдобавок и день ее рождения оказался, и Алик подарил ковер, о котором она мечтала. В гостинице в виде замка, что построил Гия, было очень уютно, по-домашнему. Сам хозяин всегда рядом, а гости – друзья. Он подарил мне бутылку хорошего вина и расписал ее несмываемыми красками. Гитара, фортепьяно, тосты, камин. И опять все очень вкусно, даже утренние сосиски на завтрак, и йогурт, и клубника какие-то особенные.

Последней нашей остановкой была винодельня с гостиницей. Здесь все собирали виноград, давили его ногами, пекли хлеб, делали чурчхелу, ели хинкали и опять весело напились вином и чачей.

За неделю увидели очень много и, в тоже время, очень мало - не объехать Грузию за неделю. Недаром Бог оставлял эту землю себе. Придется вернуться…

Автор текста и фото Сергей Цигаль

Опубликовано в газете «Винная карта» № 173, январь-февраль 2017 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.