Куба - 2016

В сотый раз повторюсь: чтобы увидеть диковинные страны нужно долго-долго лететь. Все Австралии, Японии или Южные Америки находятся очень далеко от нас. Это всегда утомительно, а если еще с непредвиденной посадкой в Монреале, то получается до Гаваны от Москвы целых 17 часов.

 

Группа туристов, в которую мы попали, была сплоченная, все давным-давно знакомы друг с другом. Слетелись из разных мест: из Англии, Германии, Латвии… Сели в автобус и под проливным дождем отправились к месту первой ночевки. На ужин всех повели в частный дом отведать местную кухню. Рис отдельно, рис с фасолью, фасоль без риса… Справедливости ради отмечу, что попадались и рыба, и лобстеры, и баранина. Овощей мало, капуста невкусная, помидоры зеленые. Манго-авокадо – не сезон. Мелкие сладкие бананы и ананасы. И мохито. Манола – местный корнеплод, похожий по вкусу и консистенции на картофель, - очень крахмалистый, но вполне съедобный. Он идет здесь как первая прикормка для грудных младенцев.

 

Проехали мы Остров Свободы из конца в конец. Ночевали каждый день в новом месте. Остров большой и разнообразный. В долине Виньялес есть карстовые пещеры со сталактитами-сталагмитами, где в подземной реке водятся слепые рыбы. Плавали на лодках с мотором, а как выплыли – сразу по пино-колада. Недалеко, на Доисторической скале, по придумке самого Фиделя Кастро, - огромное панно, в цвете изображающее сотворение мира. Все туристы, естественно, здесь с фотоаппаратами.

 

А вот и одно из самых главных мест на Кубе – табачная фабрика. Конечно, таких здесь много, но эта - весьма успешная. Увидели весь процесс: от поля табачного, сарая, где сушатся листья, до крутильщика сигар. Профессия непростая и почетная. Целый год нужно учиться в Гаване, но экзамен успешно сдают только 20 человек из 100. Мастер показал, как закладываются первые четыре листа в пресс, и как закручивается верхний, покровный лист, шелковый на ощупь, а потом заклеивается кончик растительным клеем. (Тот самый кончик, который мы потом безжалостно отсекаем гильотинкой, после чего опускаем конец сигары в коньяк или виски). Рядом с табаком всегда кедр. Они дополняют друг друга, и пресс всегда делается из кедра. Настоящая Cohiba ценится во всем мире и стоит в магазинах дорого, а тут, на месте, еще теплая, свежайшая, но без этикетки, поэтому намного дешевле. Тут закурит даже некурящий.

 

В ресторане, в Сороа, дали раздерганную на волокна говядину – по-кубински - и традиционный рис с фасолью. Зато потом, спустившись по бетонным ступеням в ущелье, оказались у двадцатиметрового водопада. Самые храбрые полезли купаться. Камни скользкие, вода не холодная. Пробрались под струю на скале и зафиксировали себя навеки.

 

Гавана - большой город, который обязательно нужно посетить, хотя бы раз в жизни. Правда, стоит поторопиться. 25-этажная гостиница с одноименным названием была построена как раз перед революцией 1959 года, со всем, что отсюда вытекает. Вечером долго едем по набережной вдоль океана и попадаем в хороший ресторан. Микс из креветок, лобстеров, кальмаров и осьминогов под чилийский и французский совиньон.

 

Прогулка по Гаване на американских кабриолетах – это круто! Среди автомобильно-мотоциклетного моря из «Жигулей», «Москвичей», мотоциклов «Иж», «Урал» и «Ява» с коляской, ЗиЛов и КамАЗов, (даже мопеды «Карпаты» есть) – пожилые “американцы” выделяются сразу. Большущие, широченные, блестящие, покрашенные в безумные, режущие глаз цвета раритеты плывут по столице, напоминая времена 60-летней давности. При разговоре с водителем нашего «Бьюика» выясняется, что карбюратор у этих авто стоит жигулевский, коробка от 21-й «Волги», а мост от ЗиЛ-130. Но машины все-таки на ходу и возят туристов. Вот нас везде и прокатили. Дореволюционные особняки наводят на грустные мысли. В гостинице «Националь» останавливались в разные годы практически все знаменитости от Аль Капоне, чью камеру в Алькатрасе мне довелось увидеть, до Марлона Брандо – единственного актера в истории кино, который отказался от “Оскара” по политическим соображениям. Все известные певцы, боксеры и президенты останавливались именно здесь.

 

Вот уж кто прославил Кубу по-настоящему, и кого остров помнит сейчас и будет помнить всегда, так это великий Хемингуэй. Его дом-музей всегда полон посетителей. Путешествуя из Европы в Америку пароходом, писатель с женой делали остановку на Кубе. Жили в гостинице. Рядом был бар «Флоридита» с его любимым дайкири с двойной порцией рома без сахара. Однажды он выпил 13 (!) порций. В гостинице жене было тесно, и она нашла этот дом с участком в 4 гектара. Кстати, это третья жена, а всего их было четыре, и четвертая - единственная, которая бросила его сама, остальных бросал он. Кошек шестипалых уже нет, от собак остались только четыре могилы. В дом не пускают, можно только заглядывать в окна. Дом одноэтажный. Обстановка простая, но удобная. Блюдо, подаренное Пикассо, картина Миро, книги, трофеи африканской охоты. Рядом построена небольшая башня с внешней лестницей – это отдельный кабинет для работы, когда в доме много гостей. Небольшой бассейн, в котором однажды искупалась обнаженная Ава Гарднер, и наутро хозяин велел всем гостям мужского пола опустить ноги в священную воду. Сам он ежедневно проплывал по полмили. Под навесом - яхта «Пилар». На ней Хемингуэй выходил в океан на рыбалку и даже пытался выслеживать немецкие подводные лодки во время войны. («Острова в океане»).

 

В баре «Флоридита», где любил сидеть писатель, теперь он на том же месте, только бронзовый. Таких баров на острове я видел еще несколько, и все по единому плану – слева, где закругляется стойка, в самом конце сидит бронзовый Хемингуэй, везде одинаковый. Хорошо, конечно, быть свободным и знаменитым, жить на свежем воздухе, боксировать и ловить рыбу, летать в Европу и Африку, но выпивать ежедневно по литру крепкого алкоголя – это чересчур! Как следствие – разрушенное здоровье и трагический финал, в молодом, практически, возрасте.

 

Через залив, со смотровой площадки - из крепости XVIII века - видна вся Гавана. В 1961 году французы прорыли под океаническим дном тоннель, по которому мы и вернулись в город и на набережной в Cafе del Oriente неожиданно опять вкусно обедали карпачо и лобстерами, а не рисом с фасолью. На выстрел из пушки в этой крепости в 21 час сил уже не оставалось.

 

Утром долго ехали на Плая Ларга. Приехали в деревеньку в несколько домиков, потом на пустынный берег. Была предложена нырялка с аквалангами и снорклинг – нырялка без акваланга, но зато с ружьем. Дайвер я продвинутый, а пострелять рыбку люблю, тем более что пикник намечался тут же из собственной добычи. В воду следовало входить осторожно по причине большого количества морских ежей с длиннющими иглами. Поплыли втроем: два местных хлопца и я. Ружье мне давали время от времени, когда попадалась какая-нибудь рыба. В основном крылатка. Это рыбка с ядовитыми плавниками, которые, когда она подстреленная снималась со стрелы, немедленно обрезали ножницами. Мешок для рыбы и ножницы висели на пустой пластмассовой бутылке. Добыча попадалась некрупная, и мы поплыли подальше. Один инструктор с седой головой стал нырять куда-то в полную тьму, там раздавался щелчок и он выныривал с крупной рыбой, а однажды и с огромным крабом. Сколько раз мне дали выстрелить, столько я и попал. После охоты ребята спросили, не военный ли я? Почему? Хорошо стреляешь.

Продолжение следует…

 

Автор текста и фото Сергей Цигаль

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.