Морис Хеннесси:

“Hennessy - это не просто имя,

это гораздо больше”

История коньячного дома Хеннесси началась в 1765 году, когда ирландский офицер Ричард Хеннесси, служивший в армии Людовика XV, решился на экспорт коньяка из Франции в Англию. Впоследствии он организовал собственное производство и посвятил ему всю свою жизнь. Герб дома – вооруженная рука – стал отличительным знаком в 1856 году, символизируя признание стран-поклонниц этой марки коньяка. Семью Хеннесси называют законодателями моды в мире коньяков, так как именно они ввели стандарт VSOP (Very Superior Old Pale). Он возник благодаря заказу английского короля Георга IV на особый коньяк. Второй идеей дома было введение праправнуком Ричарда Хеннесси – Морисом - «звездочек» на этикетке для классификации выдержки коньяка. Как известно, чем больше «звездочек» - тем выше качество коньяка. Третье новшество - создание первого коньяка категории XO Extra Old. Морис предложил попробовать этот вид коньяка своим друзьям и родственникам, и он им так понравился, что было решено делать его и на продажу. Четвертым нововведением стали поставки коньяка на продажу в стеклянных бутылках, а не в бочках. В настоящее время “Хеннесси” входит в холдинг Louis Vuitton Moet-Chandon (LVMH), производящий товары люксового сегмента. Представитель коньячного дома, Морис Ришар Хеннесси, дал нашей газете интервью во время своего недавнего визита в Россию.

- Г-н Хеннесси, расскажите о самых важных изменениях, которые произошли в Hennessy со времени вашего прихода в компанию.

- Когда я пришел в Hennessy, компания уже являлась частью концерна LVMH, но руководство оставалось в руках семьи. Ситуация изменилась в середине 90-х, и сегодня компания управляется профессиональными менеджерами. Большинство из них - просто великолепные специалисты, особенно господин Пейон (Бернар Пейон - председатель правления и генеральный директор Hennessy - прим. ред.). Он родом из Шампани, но так хорошо адаптировался к жизни Коньяка, так проникся его проблемами, что все вокруг приняли его за своего, как будто его предки уже 200 лет живут в Коньяке.

Но есть и то, что остается неизменным. Например, у нас работает все та же семья мастеров погреба, что и в 1815 году. Эта преемственность обеспечивает гарантию качества нашего коньяка. Уже восьмое поколение семейства Филью занимается и закупкой спиртов у фермеров, и ассамбляжами. Каждый год они пробуют около 10 000 коньячных спиртов.

 

- Расскажите, пожалуйста, о знаменитом букете “Хеннесси”. Меняется ли он год от года в соответствии со вкусами покупателей? Или его изюминка - постоянство?

- Hennessy VS сегодня такой же, каким был во времена моей молодости. Дело вкуса - любить или не любить его. Это как французский багет - кому-то он нравится, кому-то нет, но он такой, какой есть. Мы не меняем наши коньяки в зависимости от того, нравятся ли они покупателям. Однако, и у нас есть новшества. Мы выпускаем ограниченные серии особых коньяков, как, например, Paradis, или вышедшая в прошлом году Master Blender’s Selection №1.

 

- Hennessy - коньяк брутальный. Лично я знаю многих, кто считает, что ваши коньяки жестковаты. Можете ли вы порекомендовать какой-либо из коньяков “Хеннесси”, который понравился бы именно женщинам?

- Меня часто об этом спрашивают. Между прочим, я считаю, что феминистки - не такие уж неженки. Они ведь наоборот борются за равноправие с мужчинами. Возвращаясь к нашим коньяками, могу сказать, что у нас есть выбор на любой вкус. Да, VS и XO - это очень танинные и пряные коньяки. Но VSOP, Paradis и Paradis Imperial - весьма легкие и тонкие коньяки, обладающие более глубокими оттенками вкуса, так как они гораздо старше. Их вкус - вершина элегантности, что, я уверен, понравится любой женщине. Впрочем, я не считаю, что женщины так уж сильно отличаются от мужчин в смысле вкусов. Так что коньяк с ароматом роз мы выпускать не будем.

 

- Коньяк всегда считался синонимом престижа, был одним из элементов жизни высших слоев общества. Однако за последние 10 лет он стал гораздо более демократичным напитком. Сегодня молодежь вовсю пьет коктейли с коньяком. Как вы к этому относитесь?

- Между прочим, первые коктейли с коньяком вошли в моду в США еще в 1970-е годы. Именно тогда коньяк стали включать в состав коктейлей наравне с ромом. Есть такой известный коктейль - мятный джулеп. Сейчас его делают с бурбоном или кентуккийским виски, но раньше в его состав входил коньяк. Так что, нет ничего такого в том, что коньяк пьют в составе коктейлей. Вспомним историю возникновения коньяка - он пришел на смену вину, так как лучше “переносил” морское путешествие. Моряки добавляли его в воду, чтобы она не портилась. А во времена моей молодости на аперитив пили коньяк с содовой. Коньяк хорош в любой ипостаси, это открытие сделано не сегодня. Современная молодежь полюбила коктейли с коньяком, потому что он прекрасно подходит для коктейлей. Я, кстати, люблю коньяк с имбирным элем - это прекрасный напиток!

 

- Когда вы впервые попробовали коньяк Hennessy?

- Точную дату я не помню. Когда я был подростком, отец давал нам, детям, по воскресеньям по несколько капель коньяка на кусочке сахара - в качестве лакомства. Еще, если в машине укачало, детям давали немного коньяка как лекарство. Но распробовал я коньяк в качестве напитка только когда мне было 23 или 24 года. Опять же, отец не позволял пить помногу. Еще раньше, в возрасте 18-19 лет, меня приучали к хорошему вину. Только в присутствии отца и в очень небольших количествах мог я пробовать вино. Отец учил наслаждаться вкусом, уважать напиток и проявлять умеренность. Он грозил наказанием, если узнает, что я пил где-то в другом месте, не дома.

 

- Есть ли у вас любимчики среди других коньяков?

- Многие делают прекрасные коньяки. У нас есть свой стиль, но стиль также есть и у Remy Martin, например. Многие владеют искусством создавать коньяк. Скажем, Frapin делает коньяк неплохо. Я никого не собираюсь ругать, это просто глупо. Но дело вот в чем. Я - Хеннесси, и я работаю на Hennessy. Я пью “Хеннесси”. У нас много конкурентов, которых неразумно было бы сбрасывать со счетов. Мы относимся к ним с уважением. Но мои дети - это коньяки Hennessy, и я их всех люблю.

 

- В 1971 году был продан миллион ящиков Hennessy. Ожидаются ли новые рекорды?

- Действительно, такой рекорд был зафиксирован. Кстати, ящик - это 12 бутылок коньяка. С тех пор мы двигались только вверх. Помню, как в 1985 году мы праздновали два миллиона ящиков (в 1971 году я еще не работал в компании). Сегодня количество проданных ящиков зашкалило за шесть миллионов, уже приближается к семи! Но это не повод расслабиться, ведь конкуренты не сидят сложа руки. Сейчас наша цель - 10 миллионов ящиков. Достигнув этой цифры мы, конечно, не остановимся. Но это некая отметка, к которой мы стремимся. Для этого мы расширяем свои угодья, пересаживаем лозы, боремся с болезнями виноградников - делаем все, чтобы получить больше винограда, из которого можно сделать больше коньяка.

 

- Вы удовлетворены тем, как идут продажи на российском рынка?

- О да, это потрясающе! Вы знаете, ведь коньяки Hennessy поставлялись ко двору русских царей. Потом, конечно, поставки прекратились, но еще в советское время, до падения Берлинской стены, мы понемногу начали возвращаться на ваш рынок. Постепенно мы здесь обосновывались, находили возможности для дистрибуции, тем более, что имя “Хеннесси” было здесь на слуху.

 

- Вы - представитель восьмого поколения семьи Хеннесси. Есть ли у вас преемник? Кто станет “лицом” компании после вас?

- Кроме меня никого не осталось. То есть, у меня много родственников, но... Кто-то уже состарился и вышел на пенсию, кто-то занимается другими делами. Но это ведь уже не семейный бизнес. Hennessy - это не просто имя, это гораздо больше.

Опубликовано в газете «Винная карта» № 176, май 2017 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.