Намибия-2016, часть 2

Программа нашего путешествия в Намибию включала наблюдение за слонами. За пустынными слонами едем часа три. Сначала по хорошей грунтовке, потом сворачиваем на неважную, далее - по песку и руслу высохшей реки. В нашем открытом внедорожнике поместилось 11 человек с водителем.

 

По дороге попадались серьезные, занятые своими делами бабуины, ориксы, спрингбоки, не было только слонов. Наконец, появилась слониха со слоненком. Заезжаем тихонько с одной стороны, с другой. Подходят еще три слона, весьма крупные экземпляры. Вторая машина пытается подъехать поближе к животным и садится в песок на брюхо. Наш водитель цепляет трос и закапывается сразу и навсегда. Выходить нельзя – звери дикие, но все, конечно, выходят и начинают помогать вытаскивать. Мы крутим домкрат, подкапываемся под колеса, подкладываем камни и ветки. Слоны начинают раздражаться и недовольно посматривать в нашу сторону.

 

Приезжают еще два настоящих внедорожника с лебедками и легко выдергивают первую застрявшую, а мы выкарабкиваемся собственными силами. Все довольны, кроме слонов. Слониха поднимает хобот, жутко ревет и недвусмысленно направляется в нашу сторону. С удивительной скоростью все залетели внутрь. Обошлось. Немного отъезжаем и останавливаемся на пикник в тени двух больших деревьев. Посередине - огромная куча слоновьего навоза. Гид объясняет, что обезьяны любят выковыривать из него какие-то полупереваренные зерна и едят их. Мы тут же устраиваем шоу с тарелками, салфетками и навозом – чем мы хуже обезьян?

Племя химба. Трудно представить, что в наше время всего в часе езды от вполне цивилизованной гостиницы люди живут совсем другой жизнью. Нельзя даже назвать домиком глиняное куполообразное сооружение, куда влезаешь, согнувшись в три погибели. Хозяйка с грудным младенцем сидит у стены и позирует. Вся в браслетах, намазанная красной охрой, улыбается. Все племя приветливое. Химба прикрываются только юбочками. По ожерельям на шее и браслетам на ногах можно определить, замужем ли женщина и ждет ли ребенка. У одного вождя, кажется, 15 или больше жен. Возраст определить невозможно – в школу не ходят, считать не умеют, но по-английски говорят получше меня. Сначала все фотографировались с местными красотками. Потом они нам сплясали за 300 намибийских долларов. Далее открылась торговля сувенирами: фигурки зверей и людей, браслеты, ожерелья. Потом мы вытащили подарки, купленные в магазине по дороге: конфеты, мыло, сахарный песок. Все остались довольны. Жена здесь стоит три коровы – одну отдают маме невесты, другую – папе, третья идет на гулянку, ее съедают на свадьбе. Жен бывает по 5-6 у одного мужа. Одна девочка-красотка, возраст которой я определил лет в 15, оказалось, имеет ребенка, а мужа – нет. (Так бывает и в России.) Объяснили – бой-френд из соседнего племени. Вот нравы! Наш Петр сказал, что дети, которые с нами фотографировались, по времени рождения подходят к моей предыдущей поездке в эту страну. Не стал его разубеждать.

В Африке есть исключительно африканское изобретение для путешественников - лоджи. Располагаются они обычно на территориях национальных парков и заповедников. Лоджи - это места для проживания туристов, устроенные на лоне дикой природы. Условия в лоджах весьма комфортабельные, с питанием. Здесь есть сервисные службы, бары, рестораны, веранда для наблюдения за животными. В лодже Палмпаг нашу машину должны были ожидать с запаской. Они, конечно, опоздали, но все-таки привезли и установили колесо, а наше, с раздолбанным диском, засунули в багажник, чем сильно уменьшили его размеры. Дорога пошла грунтовая, плохая, машину стало таскать из стороны в сторону. Тут и выяснилось, что она - не просто паркетник, а еще и заднеприводная. Что в полной мере обнаружили наши два экипажа, засадив сначала одну машину в песок, а потом и вторую, пришедшую на выручку. Нам повезло – больше мы ничего не пробили, нигде не застряли, но по дороге в пустынный район бак оказался пустой, хоть нас и предупреждали, что надо заправляться. Местные водители отправляли нас назад на 40 км, на заправку, но мы рискнули и поехали дальше по маршруту. В тот момент, когда стрелка датчика топлива прочно легла на ноль, показался одинокий хуторок с милыми людьми, которые вынесли канистру с соляркой и заправили машину до половины.

У красной горы, образованной аккуратно сложенными валунами, была вывеска – музей даммара. Обнаженная по пояс юная красотка в юбке из овечьей шкуры за небольшие деньги провела экскурсию по крошечному поселению, обнесенному забором. Нам показали разные растения, помогающие от всех болезней, включая гонорею. Наблюдали какую-то игру под навесом, где в вырытых в земле лунках лежат по два белых камешка, и два игрока перемещают их по непонятным правилам, а потом кто-то выигрывает. Пили напиток – род пива из забродивших зерен. Мы увидели, как добывают огонь путем трения и делают копья из арматуры. Считается, что если мужчина не может вручную воспламенить пучок сухой травы, ему нельзя жениться. Мне показалось удивительным покупать металл в магазине, где спичек – нет. Попробовал поскоблить овечью шкуру специальным инструментом, получилось неплохо. Нам сплясали. Закончился визит традиционной продажей сувениров со зверской торговлей.

Лодж Твайфелфонтейн примыкает к таким же красным скалам и очень удачно вписывается в окружающую среду. И все-то у них есть: ледяное пиво, джин-тоник, апероль… Отсюда отправляемся на высоченном внедорожнике, больше похожем на трактор, смотреть петроглифы. По дороге останавливаемся у ничем не примечательных руин, огороженных цепью. Небольшой домик был построен неким евреем, который приехал сюда из Германии в 1947 году, поселился и нашел воду. Впрочем, вода вскоре ушла, и он эмигрировал в Аргентину. Не очень понятен трепет местных жителей перед этой постройкой. А вот наскальные рисунки интересные, выразительные. Но не покидало сомнение, что рисункам этим 6000 лет: а не нацарапал ли их выпускник нашей «Строгановки» или Академии художеств – уж больно свежими выглядят. На хвосте у льва пять точек – это очеловечивание зверя. А отпечаток стопы – подпись автора произведения. Жирафы, антилопы, львы… Интересуюсь черной мамбой. Проводник говорит: «День, когда ты увидишь мамбу, сразу для тебя закончится». Несколько километров в сторону – и смотрим «органные трубы» – так здесь называют удивительные по строению каменные вертикальные бруски, плотно поставленные друг к другу. Никакого сходства с нашим, скажем, органом в Большом зале консерватории это природное явление не имеет, но уж как назвали. Долго еще выбираемся из краснокаменного окружения по песку и грунту, попадаем на асфальт и катим по нему к Свакопмунду.


Продолжение следует...

Автор текста и фото Сергей Цигаль

Опубликовано в газете «Винная карта» № 168, август 2016 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.