Опять хочется в Намибию...

В городе Свакопмунду , стоящем на берегу Атлантического океана и похожем на европейский курорт, нас ждала отличная гостиница у воды, великолепные мясистые, хрустящие устрицы, значительно превосходящие (сейчас меня убьют французы или лишат визы) французские по вкусу и совиньон блан с ароматом крыжовника и черной смородины. А вечером в мясном ресторане подают нечто на сковороде с висящей над ней вертикально шпагой, унизанной большими кусками мяса диких антилоп. Сверху располагается завернутый в фольгу чесночный соус. Нажимаю на фольгу – соус брызгает мне и Мише Волкову на рубашку и брюки. Отдаю в стирку – не отстирывается.

Дело было в мае, и вот, 9 мая, в День Победы, едем на катамаране на морскую прогулку. Катамаран большой, народу кроме нас много. Проходим мимо лежбища морских котиков. Один запрыгивает к нам на борт и угощается рыбой. Прилетели огромные пеликаны и буквально позируют, балансируя на леере. Чайки выхватывают рыбу прямо из рук. А потом накрывают ланч, и опять устрицы и шампанское. Поздравляют немецкого парня с днем рождения, все поют Happy birthday to you и мы подпеваем. Проходим кладбище кораблей. Вернее не кладбище, а вечную стоянку. По какой-то причине их нельзя использовать в Намибии, а они из Анголы. Вот они и болтаются без дела на якоре.

Сошли с судна и помчались в дюны. Здесь пустыня примыкает к прямо берегу. Высоченные дюны, по которым носятся крузаки и лендроверы с визжащими от ужаса туристами. Углы спуска действительно бывают впечатляющими, кажется, сползаешь вертикально вниз. Пробуем карабкаться на своих двоих – по колено в песке, приходится помогать руками, а сползать потом на пятой точке. Красота! Водитель рассказывает про какую-то змею, значительно более ядовитую, чем моя любимая мамба. И опять из воздуха возникает столик с белоснежной скатертью, устрицы на льду и шампанское! Как они это делают – фантастика!

Выезжаем на рыбалку. Обещали акул. Все происходит, как 9 лет назад, в мое первое путешествие по Намибии. Двигаемся вдоль песчаного побережья на север от города на двух крузаках с прицепами. Длинные морские спиннинги лежат на крыше, торчат из кенгурятника перед капотом, торчат из прицепа. Рыбаки опытные – занимаются этим много лет. Но рыбалка дело неверное. В тот день стоял непроглядный туман, вода была холодная, рыба не клевала. В песок у воды втираются рыбьи кишки для привлечения акул, спиннинг заряжается наживкой из рыбы, и она забрасывается метров на 50-60, после чего удилище крепится вертикально в песке. Все мельчает в этом мире – если в 2007 году мы поймали двух- и трехметровых акул, то нынче порадовались крошке меньше метра. Переехали в поисках лучшей доли за 30 км – та же картина. Мелочь бьет, а серьезной рыбы нет. Ну, пьем пивко и мерзнем. Вдруг появляется микроавтобус с двумя чернокожими хлопцами. В короткое время мы видим высокий шатер, столы, скатерти, украшения, ведерки со льдом и мармиты с подогретой пищей. На сковородке жарится рыба. А потом шоколадный мусс и чай-кофе. Скатерть-самобранка!

В городе продают ботинки из этих самых котиков и антилоп куду. Сумки из зебры и даже домашние тапочки тоже в продаже. Вечером в ресторане сильно удивляем официантку, заказав целую (!) бутылку водки. Принесли ее теплую, мы попросили ведерко со льдом, что выглядело очень элегантно. Вторая бутылка удивила персонал еще больше. Стейки рибай по 300 и 500 граммов и ти-бон – 600 г – превосходные.

К Namib Desert Lodge в городе Сезрим через каменистые каньоны добрались к трем часам и сразу отправились на экскурсию. Поднялись на возвышенность. Воздух чистейший, сухой. Красные пески, редкие деревья. Некоторые доживают до 500 лет и черпают воду с 70-метровой глубины. А также извлекают воду за счет конденсата – в год выпадает, порой, 15 мм осадков. Антилопы, ориксы и спрингбоки щиплют редкую траву и тоже как-то выживают.

Не люблю я молодежный сленг – через слово «нереально, нереально». Однако плато Соссуфлей – это действительно нереально! Пустыня. Никогда не видевшие этого явления физической географии думают, что пустыня - это буквально пустыня, то есть ничего, голый песок. Пустыни бываю разные и даже великая и старейшая пустыня Намиб - весьма разнообразна. Она и поросшая деревьями, и прорезанная каньонами, и скалистая, и покрытая высоченными дюнами, аналогов которым нет на свете. И дюны эти находятся в постоянном движении. Нам не довелось, но с этих песчаных гор катаются на дощечках вниз головой. Зато мы прошли по ним до мертвого озера. Воды в нем нет. Была в 2006 году и сразу исчезла. Там в низине не песчаное, а плотное основание. На дне мертвого озера стоят мертвые деревья. На одно из них, чтобы сфотографироваться, я хотел залезть, но мешали тапки. Снял и влез. В результате весь вечер вытаскивал из подошв занозы. Красные дюны становятся особенно графичными, когда удлиняются вечерние тени. Острые как бритва гребни, глубокие тени, образуемые садящимся за горизонт солнцем, тонкие градации теплого от неаполитанки, охры, до английской красной – чудо, которому 50-80 миллионов лет.

Вечером в последнем нашем пристанище у домика встретился орикс, показавшийся нам совсем ручным. Он пасся метрах в пяти и казался мирным козликом. «Мальчик хороший» - позвал я его и приблизился с фотоаппаратом. «Мальчик» вдруг начал копать землю передней ногой, наклонил голову с о-о-о-очень длинными и острыми рогами и подался в мою сторону. Я сразу совершил длинный прыжок и оказался в безопасности. Может быть, он почувствовал, что на дне моего чемодана лежат рога его сородича, которые я прикупил днем раньше? Все антилопы опасны. Они все-таки дикие звери и живут среди хищников. Вечером на гриле была вся линейка антилоп: гну, куду, орикс, спрингбок, иланд, а также страус и зебра, и даже говядина со свининой.

Уже утром по заброшенной дороге поехали в аэропорт. Навигатор посылал нас 700 километров, но мы упорно приближались к столице. Последние 980 км пролетели по асфальту. На последние деньги купили вяленые мясные полоски белтонг. Хельмут написал объяснительную по поводу помятого диска, и машину сдали. Сели в самолет и полетели через Франкфурт с одной пересадкой. Прилетел в Москву и заглянул в свою книжку, где есть глава про Намибию. Она называлась «Опять хочется в Намибию». Пожалуй, снова воспользуюсь этим названием.

Да, совсем забыл. «Клат» я так и не нашел. Может и к лучшему, потому что от укуса мамбы, которую я так и не увидел, а она стережет вход в пещеру, нет противоядия. А впрочем, можно всю поездку трактовать как клад, ведь я столько всего увидел интересного…

Автор текста и фото Сергей Цигаль

Опубликовано в газете «Винная карта» № 169, сентябрь 2016 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.