Шотландия-2016, часть 1

Двадцать четыре года назад я впервые побывал в Шотландии по обмену между нашими художниками. Прожил в Глазго полтора месяца, работал в «Глазго принт студии». Кроме ощущения прекрасной страны и очень гостеприимного народа, в памяти осталось немного. Только музей с работой Сальвадора Дали, транспортный музей и дом Макинтоша, и, конечно, Лохнесское чудовище, которое я видел собственными глазами. Правда, удалось съездить в Лондон на экскурсию, но это воспринималось местными художниками почти как оскорбление, ну, недоумение точно – что там делать, в этом Лондоне?! Такие они патриоты…

 

И вот, с большим перерывом, я снова прилетел сюда на неделю в конце сентября. Дождливая погода - необходимая принадлежность Шотландии. В течение часа может пойти и прекратиться дождь, выглянуть и спрятаться солнце, и так несколько раз. Но если бы не постоянный дождь, редкий солнечный день так не порадовал бы.

Назначенная встреча с эдинбургским масоном не состоялась по причине заболевшей ноги последнего. Зато волынщиков в килтах в городе было предостаточно. Я пытался выдуть из волынки хоть какой-то звук, но сделать это оказалось непросто. Килт, хоть и можно купить за большие деньги, наряд вполне экзотический и не слишком практичный. К тому же, щеголяя в юбке без нижнего белья, легко простудиться.

Эдинбург - это удивительно бережно сохраненный город, где студент может снимать квартиру, например, в здании XVI века. Пабы на каждом углу, пива - невероятное количество сортов и вкусов. Есть заведение, в котором можно подраться, и это задекларировано! Удивительно, что это не просто реклама, там ежедневно метелят друг друга. Причем, приезжает полиция, как положено, везут в участок. Однако, охотников полно. В другом кафе вам подадут жареный "Сникерс" или "Марс". Если попросите, конечно.

В небольшой пивоварне молодой парень рассказывает, как делается пиво. Добавляют для вкуса огурцы, фрукты, словом, что хотят. Пробую горький хмель и приятный на вкус ячмень. Считается правильным пить темное пиво или эль, но я предпочитаю светлое, а немецкого не сыскать. По легенде, если положить на пену в стакане Guinness монету достоинством в один фунт – она не утонет. Вранье, мгновенно идет ко дну, хотя пена действительно плотная. Тут надо рассказать занятную историю со слов нашего гида по Эдинбургу – Дмитрия. В 2007 году появилась шотландская пивная компания Brew Dogs. В ответ на немецкое крепкое пиво она ответила 32-градусным «Тактическим ядерным пингвином». Немцы выдали «Бисмарк» - под 40 градусов. Шотландцы – «Потопить Бисмарк» - 41. Ввязались Нидерланды – под 45. Тогда шотландцы, видимо, чтобы поставить точку в споре, назвали пиво «Конец истории» - 55. Бутылки с этим напитком прятались в чучелах белки (что символично) или других мелких животных. Но это не было концом истории – последовал «Змеиный яд» - 67,5 градусов. И еще примерно такой же крепости «Армагеддон».

Правда, компания не может доказать, что в два последних не добавляют спирт. Так что, официально «Конец истории» - все-таки конец. Какие же веселые и остроумные люди живут в таком дождливом климате. Молодцы, восхищаюсь!

В одном из пабов попробовали хаггис. По легенде, это национальное шотландское блюдо Тургенев запивал виски Cardhu. На тарелке три политые соусом котлетки: одна – пюре из тыквы, другая – из картошки, а третья – собственно хаггис – рубленные бараньи потроха. Соус, понятно, из виски с мясными соками. Это вкусно и сытно. Как, кстати, и другое народное блюдо – fish and chips. Когда-то, в 1992 году, я только им и питался. И в этой поездке удалось заскочить в такую забегаловку, правда, уже в Глазго, где мне завернули в бумагу гору жареной картошки с куском жареной же в кляре трески, щедро полив кетчупом и посыпав солью. Съел все тут же за столиком, поблагодарил, сказал, что ничего вкуснее нет на свете, и услышал в ответ, что я - настоящий шотландец!

Традиционный хаггис

Современная подача хаггиса

Вечером состоялось пафосное событие – ужин в клубе любителей виски. К пяти переменам блюд - пять разных бочковых виски с ограниченным числом бутылок. Например, копченая пикша с картошкой. К ней - виски без названия из одной конкретной бочки, всего 130 бутылок. Дистиллерия Aberiour. Мед, специи, розовые лепестки, груша. Возраст 9 лет. Или макрель (по-нашему скумбрия) с цветочным уксусом. Виски - легкий торфяной, всего 222 бутылки, 15-летний, 59,5-градусный. И так далее. Бочковой виски очень крепкий, около 60 градусов. К нему привыкаешь, как ко всему хорошему, очень быстро и навсегда. Бывает, вызывает даже «цитрусовые мурашки»! Как хотите, так и понимайте. А дальше - ягненок, кролик, испанская ветчина и десерт.

Честно говоря, это все притянуто за уши, хотя и вкусно, конечно. Ну, выпей первый виски с последним блюдом – что произойдет? Как-то я был в Вене на ужине, сопровождавшемся разными винами. К каждому вину музыканты играли классику. В меню объяснялось соответствие одного и другого. Например, это вино - только под Моцарта и не дай Бог выпить его с Бетховеном. Придумано красиво, но, по-моему, полная ерунда. Восприятие прекрасного настолько индивидуально…

Вокруг Эдинбурга все тоже неплохо. Залитый водой кратер вулкана образует небольшое озеро, вдоль которого бегают и ездят на велосипедах. Мотоциклов мало – все заняты здоровьем, а собак наоборот много, и они очень доброжелательные, особенно стаффордширы. Игра в гольф оказалась совсем не такой простой, как кажется по телевизору. Особенно сложным показался самый первый удар длинной клюшкой. Либо по шарику промахиваешься, либо он вяло откатывается на несколько метров. Пару раз залетел за 100-метровую отметку. А на поле стоят вешки с отметинами 200 и 300! Значит, кто-то добивает и до них. Последний удар маленькой клюшкой дался мне значительно легче – наверное, помогли многолетние занятия теннисом. Рядом с полем на стриженой траве - пара отличных подберезовиков. Взяли на супчик.

Рослинская капелла XV века с потрясающей резьбой по камню. О ней шла речь в «Коде да Винчи». Загадочные символы, созданные мастерами-масонами, среди которых узнается кукурузный початок - и это в доколумбовый период, когда Америка еще не была открыта. Рядом замок Синклеров, находящийся в частном владении, с высоким мостом и возможностью и сейчас держать оборону. А вокруг замка - заросли колючего кустарника. Кому еще приходилось лакомиться графской ежевикой?

Glengoyne – “долина гусей” – так переводится название этого замечательного виски. Ведет нас по дистиллерии Саша из Москвы (где только наших не встретишь). Сначала посмотрели фильм об этой дистиллярии. Потом она показала весь процесс от начала до конца, а затем устроила дегустацию и предложила всем составить собственный купаж. Из пяти предложенных сортов я отверг два, так как они содержались в бочках из американского дуба, а я бурбон не люблю. В итоге у меня получилось нечто крепкое и темное из хересных европейских. Бутылочка в коробке поехала домой. Но самое главное – удалось выведать все секреты создания виски Glengoyne! Тут важно все – и сорт ячменя, и процесс прорастания, и скорость перегонки – везде нужен опыт. Бочку из-под портвейна я еще найду, а где в Крыму взять торфяные болота?* Без торфа не достичь копченого вкуса. Может быть, подойдет виноградная лоза, и это будет новым вкусом виски? Жду не дождусь следующего лета, когда, закупив мешок ячменя, буду замачивать и сушить проросшие зерна, ставить и перегонять брагу, и заливать в бочку. Самое неприятное, что потом придется скакать вокруг бочки 10-15 лет, пока получится что-нибудь приличное, а хочется попробовать сразу, как ангелу, которому ежегодно достается изрядная доля…

*Вернувшись в Москву, выяснил, что новых бочек из кавказского дуба полно и любого объема, от 3-х литров. Их быстро доставят по адресу, а вот старую из-под портвейна или хереса не найти, но буду стараться.

 

Продолжение следует...

Автор текста и фото Сергей Цигаль

Опубликовано в газете «Винная карта» № 171, ноябрь 2016 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.