Скромное обаяние вин Абруццо

Итальянская область Абруццо у туристов ассоциируется не с вином, а с природными катаклизмами. Особенно в последнее время, когда они участились: все читали про землетрясение в Аквиле, подземные толчки в Аматриче, снежную лавину, завалившую отель в Гран-Сассо. Это не удивительно – горами заняты две трети территории области. Но тот же факт превращает Абруццо в регион с уникальным микроклиматом, позволяющим делать интересные вина. Одна беда: с пиаром у местных виноделов проблема. Производить вино у них получается лучше, чем его рекламировать. Попробуем восполнить этот пробел.

 

Четверо смелых

Вино в Абруццо делали с незапамятных времен, причем повсеместно. И это притом, что львиную долю области занимают Апеннины. С одной стороны горы, с другой – море: пригодные для виноделия территории зажали меж собой две колоссальные природные стихии. Горы Абруццо – друг винодела. Во-первых, они ослабляют жару на своих склонах (на уровне моря температура летом доходит до 50 градусов). Во-вторых, они обеспечивают сильные перепады между дневными и ночными температурами. В-третьих, они не пускают ветры с моря вольно гулять дальше, а заставляют их работать: перемешивать воздушные потоки. В итоге создаются климатические условия, весьма для лозы благоприятные.

Вина здесь всегда производили много, а вот над качеством его не работали. Абруццо долгое время был слишком бедным регионом, чтобы думать еще и о репутации своей продукции. Виноделы не жили, а выживали, объединяясь в кооперативы. В середине ХХ века они дружно гнали балк: неприхотливые, но очень урожайные местные сорта позволяли заваливать плохоньким наливным виноматериалом чуть ли не всю Италию.

Появление винного законодательства в 1963 году не облегчило жизни абруцезским виноделам. Чтобы вписаться в него, следовало забросить многие виноградники и спуститься с лозой на разрешенные законом высоты – 500-600 метров над уровнем моря. К счастью, во второй половине ХХ века в регион пришли деньги: тут появились промышленные гиганты - производители макарон, мебели, изделий модных брендов. С подъемом уровня жизни рывок сделало и виноделие.

В этой сфере выдвинулись люди, перевернувшие общепринятые представления о вине Абруццо как о кустарном непритязательном напитке. Это Джанни Машарелли, Эмидио Пепе, Эдоардо Валентини, Дино Иллюминати. Каждый из них ярок по-своему.

Джанни Машарелли, по натуре – революционер, не убоявшийся перевернуть в традиционном виноделии все вверх дном. Сын водителя грузовика, он отнесся к прадедовским канонам без придыхания и позаимствовал многое у французских виноделов, от способа подрезки и формирования лозы до выдержки вина в бочках из лимузенского дуба. Его винодельне всего 30 лет, но она уже является в Абруццо самой крупной. И самой технологичной: производство автоматизировано и ведется с применением новейшего оборудования. «Мы смотрим на виноделие через современные очки», - подчеркивает сегодня вдова Марина Цветич (Джанни умер в расцвете лет в 2008 году). Предприятие Masciarelli успешно продает по всему миру 2,5 млн бутылок в год.

Совсем другим путем пошел Эмидио Пепе. Будучи потомственным виноделом, он как раз демонстративно опирается на опыт предков и создает вина естественным путем, не подгоняя природу с помощью инноваций. Никаких химикатов на поле. Нет – культивированным дрожжам, пусть работают те, что сами поселились на ягоде. Гребнеотделение – только вручную. Белый виноград давят по старинке – ногами. Ферментация происходит не в стальных чанах, а в бетонных резервуарах, как это делали еще древние римляне. Все это позволяет винодельне Emidio Pepe именоваться на этикетках «биологическим агрикультурным хозяйством». В здешних погребах хранится около 350 тысяч бутылок, первые из которых заложены еще в далеком 1964 году!

Особняком стоит Эдоардо Валентини, сделавший ставку на эксклюзивность. Это аристократическое семейство, относящееся к 15 старейшим винодельческим династиям Италии (вино Валентини делают уже более 500 лет), очень закрыто и консервативно. Даже сегодня, в XXI веке, владельцы не считают нужным создать сайт винодельни в интернете. Письма заказчикам сын Эдоардо – Франческо Паоло – пишет от руки. И заказчиков этих выбирает очень придирчиво. Один мой приятель, владелец винного бутика, хотел купить у Валентини партию вина – отказали без объяснения причин. Видимо, не сочли ценителем. Вина тут делают только от лоз, которым исполнилось больше полувека. А выдерживают в бочках, которые помнят еще эпоху наполеоновских войн.

И все же виноделом, сыгравшим наиважнейшую роль для Абруццо как винодельческого региона, справедливо назвать не революционера Джанни Машарелли, не хранителя старых традиций Эмидио Пепе, не нацеленного на эксклюзив Эдоардо Валентини, а человека с простым и демократичным лозунгом: «Хорошие вина по доступным ценам». Это Дино Иллюминати. Именно Дино пробил для родной области первые аппелласьоны. Пятьдесят лет назад, в пору, когда Абруццо в глазах всего «сапожка» ассоциировалось только с дрянным балковым вином, упертый Дино Иллюминати обивал пороги римских чиновников, доказывая, что винодельни родной области способны на большее. Фамилия Иллюминати не зря переводится как «просвещенные». Дино удалось-таки просветить столичных бюрократов, хотя вести борьбу пришлось не месяцами – годами. Зато в конце концов заслуги Дино Иллюминати были признаны: он получил от президента Италии орден кавалера труда - Cavaliere del Lavoro.

Не путайте сорт с деревней

Знакомиться с винами Абруццо (как и со всеми винами Италии) лучше всего в октябре или в мае, когда по всей стране одновременно проводится мероприятие «Открытые винодельни» (Cantine Aperte). Оно организуется уже двадцать лет и выглядит так: в назначенный день все винодельни, пожелавшие в нем участвовать, распахивают двери, чтобы познакомить гостя с производством, провести его через виноградники, продемонстрировать рабочую технику, показать погреба и, разумеется, угостить.

 

Чем именно угостить? В Абруццо два главных сорта винограда: красный Монтепульчано (около 80 % всех виноградников) и белый Треббиано. Им посвящены три региональных аппелласьона - Montepulciano d'Abruzzo DOC, Trebbiano d'Abruzzo DOC и Cerasuolo d'Abruzzo DOC. Это красное, белое и розовое вино, которое каждая винодельня представляет по-своему.

Сразу предостерегу: не путайте чисто абруцезский сорт винограда Монтепульчано с тосканской деревней Монтепульчано. В Тоскане слово «Монтепульчано» на этикетке является лишь географическим названием, давшим свое имя вину из Санджовезе и Кайоло. А вот виноград Монтепульчано в Тоскане не выращивают – холодно ему там. Иное дело – Абруццо, лето тут гораздо жарче, чем в Тоскане, осень длиннее и теплее. В итоге сорт Монтепульчано в Абруццо дает чересчур щедрые урожаи, и главная задача винодела – твердой рукой сильно эту урожайность ограничить. Тогда мощный потенциал сорта позволит создать вина, живущие много десятилетий. (Любопытно, что с сортом Санджовезе дело обстоит ровно наоборот: в Тоскане из него получаются великие вина, тогда как в Абруццо вино из чистого Санджовезе – пропащий продукт, здесь этот сорт может служить лишь довеском, некой добавочной нотой, оттеняющей основной вкус вина из Монтепульчано.)

Абруцезское монтепульчано – терпкий рубиновый напиток, словно перенявший нрав местных жителей, замкнутых горцев: это вино далеко не сразу показывает характер, но уж когда раскроется, то представит себя в самом лучшем виде. Сусло заливают в бочки (дубовые или каштановые) во всех винодельнях в один и тот же день, 1 ноября, на праздник Святого Мартина и выдерживают минимум два года, после чего переливают в бутылки.

Область Абруццо разделена на четыре провинции: Аквила, Терамо, Кьети и Пескара. В каждой из провинций есть свои виноградники, где выращивают Монтепульчано. Однако наилучшей производственной зоной для этого сорта признана Коллине Террамане, где на небольшой территории расположены 43 винодельни (всего их в Абруццо около 120). Расположена она на севере области, в пригороде Терамо и, единственная во всем Абруццо, имеет почетный статус DOCG.

Из Монтепульчано делают и розовое вино, причем превосходное. Скажем, винодельня Valentini в прошлом году за свое вино Cerasuolo d'Abruzzo Valentini 2014 получила винный «Оскар» от «Организации сомелье Италии», обогнав продукцию Эмильи-Романьи и Тосканы. Увы, в замечательном мероприятии «Открытые винодельни» семья Валентини никогда не участвует. Видимо, находит его слишком массовым для своей исключительной продукции.

Валентиновскому черазоло наступает на пятки куда более демократичная и по ценам, и по уровню общительности винодельня Azienda Agricola Pettinella cо своим монтепульчано Rosato Tauma 2015, которое уже удостоилось нескольких серьезных наград от винных каталогов и ресторанных гидов. Виноград тут собирается с двух терруаров, расположенных в принципиально разных регионах Абруццо. Если холмы Сильви Ди Марина почти вплотную придвинуты к Адриатическому морю, то возвышенности Токко да Казауриа уже находятся у подножия Апеннин. Виноград горный смешивают с виноградом прибрежным – и этот микс дает напитку особый вкус и аромат.

А вот и еще один камешек в сторону демонстративно закрытых Валентини. Замечу, что вина Emidio Pepe не менее эксклюзивны, однако эта винодельня не считает зазорным распахнуть свои двери в дни всеобщей дегустации. И ее харизматичный владелец Эмидио Пепе в кепке-аэродроме (в ней он красуется на обложках самых уважаемых винных журналов Европы) скромно сидит в сторонке на лавочке, зорко следя за порядком из-под седых бровей. А его деятельные дочки София и Даниэла охотно показывают всю утварь, в числе которой телега с деревянным чаном: «Тут мы давим ногами виноград». Казалось бы, зачем сохранять обременительный прием, когда есть пресс? Но нет, - объясняет мне София, - контакт железного пресса с ягодами меняет их кислотность, что худшим образом сказывается на вине.

Неизменно участвует в «днях открытых дверей» и винодельня Illuminati. И это притом, что она и так легко продает свой миллион с лишним бутылок по всей планете от Америки до Японии, от России до Новой Зеландии. Из ее семи красных вин лишь одно Lumen - это купаж 70 % Монтепульчано и 30 % Совиньона. Все остальные — стопроцентный Монтепульчано д'Абруццо DOC и DOCG Riserva.

 

Автохтоны и юмор

И все же, «Открытые винодельни» - это повод пройтись не по флагманам области, а по небольшим производствам, которые по-другому о себе заявить не могут. Их владельцы ничего не смыслят в пиаре, не ездят на выставки и в вопросах продвижения своей продукции больше полагаются на сарафанное радио. Зато они делают очень даже неплохие вина, которые наливают дегустирующим по-братски, до самых краев.

Эти винодельни любят работать с Треббиано. Треббиано – самый распространенный в Италии белый сорт, потому что устойчив к болезням, всюду растет и на все годится: от сухого вина до десертного, от граппы до уксуса. Тем не менее, считается, что именно в Абруццо этот сорт винограда раскрывается наилучшим образом в свежих летних винах с цветочным вкусом и легкой горчинкой. Правда, семья Валентини, строго выдерживая репутацию оригиналов, даже вина из Треббиано ухитряется создавать так, чтобы жили долго. В винных картах лучших ресторанов страны можно видеть их треббиано урожая середины 80-х годов прошлого века. Но если говорить об общих тенденциях, они таковы: белые вина в Абруццо принято пить молодыми.

Это вина не только из Треббиано, но и из автохтонных сортов: Кокочьола, Пекорино, Пассерина. Флагманы ими пренебрегают, а зря: там и непередаваемый вкус, и душистость, и даже юмор. Взять белый сорт Пассерина. Льет его вам винодел в бокал, объясняя, что название винограда произошло от слова passaro - воробушек, который клюет сладкие ягоды. А сам в кулак от смеха прыскает. Отчего? Да оттого что в Абруццо слово «пассерина» - синоним интимного женского органа. Но если всерьез, то Пассерина – дальний родственник из обширного семейства Треббиано. Долгое время он прозябал в тени своего суперпопулярного (и более благородного) сородича Треббиано из Тосканы, пока за практически вымирающий вид не взялись патриоты. Сегодня право на лучшее пассерина делят две соседствующих области — Абруццо и Марке. Абруццо больше знаменит классикой, тихим вином с выразительными фруктовыми ароматами. В то время как в Марке сорт Пассерина используют для игристых вин.

А вот вам еще забавный факт: известная в сфере производства игристых вин винодельня Velenosi начала изготавливать свое Passerina Brut лишь в 2007 году, однако оно уже возглавило список любимых итальянцами фриццанте. Между тем, название винодельни переводится как «ядовитые». Так и видится сцена, как итальянец, поперхнувшись слишком большим глотком ледяного «ядовитого» вина, восклицает: «И ты, Брют!».

Теперь про автохтонный сорт Пекорино – с ним та же путаница, что и с Монтепульчано, только в данном случае путают не виноград и деревню, а виноград и сыр. Сыр пекорино не имеет ни малейшего отношения к винограду Пекорино, общее у них лишь название, производное от слова «пекора» - овца. Почему так назвали сыр – понятно, он делается из овечьего молока, а вот откуда такое странное название у винограда, никто уже не упомнит. Дело в том, что этот древний сорт, завезенный два тысячелетия назад на «сапожок» древними греками, долгое время числился пропавшим без вести. Пока один энтузиаст не отыскал его в центральной Италии на каком-то полузаброшенном винограднике в горах.

Патриотично настроенные виноделы возвратили сорт к жизни. Произошло это именно в Абруццо, в 1996 году, и винодельня Луиджи Катальди Мадонна из провинции Аквила восстановила производство вина пекорино, которое, возможно, пивали еще древние римляне. В соседнем регионе Марке шустрые ребята-виноделы тут же переняли эту идею – и не только сделали свое пекорино, но и пробили для него сначала категорию DOC, а позже даже и DOCG.

А что же абруцезцы? Они в очередной раз продемонстрировали свой неамбициозный нрав. Их пекорино по сей день числится в статусе IGT – что местных виноделов нисколько не огорчает. «Зато только у нас море и горы одновременно видны с любой точки», - вот такой в Абруццо на все философский ответ.

Автор текста Анна Шаповалова

Фото автора и Кристиана Пальмьери

Опубликовано в газете «Винная карта» № 175, апрель 2017 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.