Супертосканские – между прошлым

и будущим

В самом начале февраля ушел из жизни Джакомо Такис – энолог с мировым именем, персона года (по версии журнала Decanter), человек Возрождения, навсегда изменивший стиль итальянского виноделия. С его именем связано в первую очередь появление аппенинской «сверхновой» - целой плеяды революционных вин - Sassicaia, Tignanello, Solaia... Что происходит сегодня с «супертосканским» вином? Достойно ли оно по-прежнему своего создателя? Каким видится будущее этой наиболее обсуждаемой мировым сообществом категории самых дорогих и престижных вин Тосканы? Будем разбираться.

 

Маремма мия!

Что бы ни говорили радетели законов DOC, но на современную мировую винную карту Тоскану вернуло не кьянти, а обычное столовое вино, названное с легкой руки американских критиков «супертосканским».

 

Первым образцом, взбаламутившим винную общественность, стала Sassicaia. Маркиз Марио Инчиза делла Рокетта в 1944 г. посадил Каберне Совиньон в Tenuta San Guido в Болгери. Природные условия в кишащем комарами регионе отчего-то напоминали увлеченному аристократу климат бургундского Кот д’Ор, а галечные и песчано-глинистые почвы – терруары каменистого Грава. Дабы напустить на первые экспериментальные годы побольше тумана, в народ была запущена легенда о лозах Каберне Совиньон, якобы купленных в Chаteau Lafite. Маркиз ничего не имел против апокрифов, тем более что знакомый винодел из-под Пизы, продавший ненужный ему «сорняк», тоже на эту тему особо не распространялся.

 

Долгое время это каберне было вином для домашнего пользования – ставить на стол беспородные кьянти из крестьянского Санджовезе в благородном поместье считалось  моветоном. Откладывая из года в год по несколько бутылок на будущее, маркиз обратил внимание, что вина с годами только улучшаются. Тогда же в хозяйстве Tenuta San Guido появился Джакомо Такис, который выбрал лучшие образцы каберне совиньон из бочек 1965, 1966, 1967 гг., соединил с последним урожаем 1968 г. и произвел в итоге 6000 бутылок вин первого урожая под названием Sassicaia (от слова «sassi», камень). Новое вино по настоянию Такиса и с легкой руки Пьеро Антинори отправилось завоевывать международные рынки. Молодой тогда Луиджи Веронелли назвал новое столовое вино vino da tavola «сказочным вином» - vino da favola. Однако до триумфа было еще далеко.

 

В 1978 году Sassicaia «проснулась» знаменитой, обогнав в Лондоне на слепой дегустации вин из Каберне Совиньон все великие замки Бордо, удивив дегустаторов необычной мягкостью. (В те времена, которые с исторической перспективы кажутся глухим средневековьем, в Бордо все еще производили вина, требовавшие длительной выдержки.) Именно тогда, вдохновленные примером обоих маркизов, зашевелились их тосканские соседи, и началась эпоха абсолютно новых по стилю итальянских красных вин, а причастный к созданию Sassicaia, Tignanello и Solaia Джакомо Такис, стал всемирно знаменит. Началось увлечение Каберне (в том числе в блендах с Санджовезе), возник вкус к другим международным сортам, повсеместная выдержка вина в новых французских дубовых бочках, работа с бродильными чанами из нержавейки... Болгери из засиженного комарами болотистого побережья превратился в чрезвычайно модный регион для производителей Grattamacco, Ornellaia, Paleo... Началось то, что описывается сегодня феноменом «нового итальянского возрождения». Вина по супертосканскому рецепту начали производить повсюду в Италии, ну может быть лишь за исключением консервативного Пьемонта.

 

Вино в законе

Как бы ни были соблазнительны новые вина, - а их превосходство над кьянти поначалу было неоспоримо, - маргинальность нового товара также была очевидна: они не соответствовали правилам DOC. (А этих правил для региона Болгери собственно и не было – их в ту пору еще не изобрели.) Это обстоятельство доставляло немало хлопот их создателям - продавать по заоблачным ценам новый товар, в лучшем случае проходивший по реестру «столовых вин» или «вин россо» было крайне непросто. Ждать пришлось до 1992 г., когда для вин не-DOC(G) была создана классификация Indicazione Geografica Tipica (IGT). Спустя два года появилась зона Bolgheri DOC, а Sassicaia была удостоена собственной субзоны - Bolgheri Sassicaia DOC. (И по сию пору Tenuta San Guido остается единственным в Италии хозяйством, удостоенным подобной чести).

 

Тогда же начались разговоры, разделившие винодельческую Италию на два непримиримых лагеря, и не смолкающие по сию пору: пойдет ли винная новация по столбовому пути DOC или свернет на кривую дорожку IGT, размывая священное понятие терруара?

В ту пору, когда голос Франко Бионди Санти еще считался решающим в Тоскане, крыло консерваторов с радостью ухватилось за его слова: дескать, «в современных ярких и «фруктовых» винах, так импонирующих новому вкусу, растворяется аутентичность региона». Крестового похода против «спекулянтов», скупающих земли и виноградники и выдерживающих свои вина во французских бочках, правда не случилось, однако обидных слов против "неправильного" вина было сказано немало. Дескать, у нового поколения виноделов нет ни «связи с землей, ни чувства истории, ни малейшего желания эту историю сохранить».

 

Впрочем, новаторы тоже за словом в карман не лезли, тем более что cреди поклонников IGT оказалось немало уважаемых людей - Рикардо Котарелла, Карло Феррини, совладельцы Castello di Brolio и Fonterutoli, Стефано Чиокиоли, консультировавший в те годы Fanti и Villa Cafaggio. Эта «пятая колонна» готова была убедить любого: правила DOC ограничивают свободу и не дают проявиться мастерству винодела. «Сорт может быть одинаковым, однако земля все равно возьмет свое», - говорил Котарелла.

 

Под эти бодрящие высказывания иностранная «зараза» начала расползаться по святой земле  Санджовезе – от Флоренции до Сиены, от Ареццо до Монтальчино. В «ересь» впали самые уважаемые люди: к примеру, маркиз Гонди одним первых посадил Каберне Совиньон в Кьянти Руфина, а его коллега Алессандро Франсуа из Castello di Querceto – Каберне Совиньон и Мерло в Кьянти Классико. Самое удивительное, что всем им сопутствовал успех – новые вина стоили дороже, чем любое местное вино, на них был спрос и они легко продавались по цене от 30 до 300 евро за бутылку. Все эти деньги пошли на обновление погребов, закупку нового оборудования, расширение производства и реставрацию виноделен.

 

Позднее палитра вин была расширена за счет вин «розе» (не легоньких розовеньких, по мнению критика Антонио Галлони, а «серьезных вин с безукоризненным балансом и без единой неуравновешенной черты»). Ученик Джакомо Такиса, молодой винодел Умберто Тромбелли произвел одно из лучших вин «розе» из Санджовезе, в самом сердце Монтепульчано, на винодельне Tаlosa. Позднее эту палитру расширили неслыханные ранее в здешних краях сухие белые из сортов Пино Гриджио, Шардоне и Совиньон Блан. Причем, многие, подобно Dei, использовали для производства белых те же сорта (Грекетто, Мальвазия и Требьяно) что шли на производство вин санто, рынок которых заметно сократился. Дальше всех пошли владельцы Carpinetto, выпустив в Монтепульчано изумительное игристое из Шардоне, выдержанное на осадке.

 

Винами подобного типа (выдающимися в смысле вкуса и крайне скромных наименований IGT) в «святая святых» Тосканы отметились Castello di Ama, Col d’Orcia, Avignonesi, Poggio Stella, Triacca, Montemercurio, Croce di Febo, Icario...

«Когда мир начал открывать Тоскану в 80-х годах, - вспоминает Кристина Мариани-Мэй из винодельни Banfi, - нам было важно показать, что мы умеем работать с международными сортами, такими как Каберне и Мерло. Как только мир обратил на нас внимание, мы предъявили ему свои местные сорта, но уже в новом, современном исполнении».

 

Первоначально порицаемая «ересь», как это часто бывает, оказала огромное влияние и на традицию: «В нашем регионе произошли технологические реформы, которые позволили лучше понять Кьянти Классико, - осторожно признает Эммануэлла Стукки-Принетти, владелица исторического поместья Badia a Coltibuono. – Несколько лет назад никто и слышать не хотел о кьянти, а сейчас эти вина продаются легко, они стали ярче, понятнее, приобрели определенный лоск». Однако и супертосканские далеко ушли от себя прежних. Сегодня они все разные: могут быть похожи на кьянти (Cepparello от Isole e Elena), на вина Бордо (Ornellaia от Tenuta dell’Ornellaia), на калифорнийские (Sammarco от Castello dei Rampolla). Но самое главное - они стали более «терруарными».

 

«На тосканское каберне сохраняется стабильный спрос в США и в Канаде, - говорит Антонио Заччио из Carpinetto. – Это вина с ярким вкусом и ароматами специй, запоминающиеся, легко пьющиеся. К тому же, они стоят в три раза дешевле, чем калифорнийское каберне такого же качества. Можно сказать, что в мире существует большой спрос на тосканское каберне».

Наличие на тосканских виноградниках международных сортов сыграло плохую шутку с винами брунелло. Международный скандал 2008 г., в ходе которого монтальчинцев обвинили в добавлении запрещенных сортов, вспыхнул именно по этой причине – едва ли не у каждого производителя брунелло в погребе была бочка (и не одна!) с каберне, мерло или сира. Пока «брунеллогейт» набирал обороты, многие горячие головы все чаще посещала мысль «а что, если...» Короче, даже самые уважаемые мэтры начали склоняться к тому, чтобы узаконить добавление других сортов и рассматривали это как вполне возможную перспективу. «Жесткие» вина ушли в прошлое – вкусы изменились, и мы должны с этим считаться», - говорил тогда Анджело Гайя. Его голос услышан не был: сопротивлявшиеся нововведениям «традиционалисты» заявляли, что «добавление винограда иных сортов приведет к искажению вкуса брунелло, вызовет хаос на рынке».

 

Как бы там ни было, брунелло устояло. Супертосканское, как ни странно – тоже.

 

Назад, в будущее?

Несмотря на возросшее качество вин кьянти, нобиле и брунелло, рынок супертосканских хоть и сдал позиции, но остался в большой игре. Пойдя на поводу изменившегося законодательства, некоторые владельцы поспешили загнать свою «супертоскану» в рамки Chianti Classico DOC, другие – не стали менять вывеску. К примеру, Ceparello от Паоло ди Марки, - вино, которое он производит с 1980 г., чаще всего исключительно из Санджовезе –  по-прежнему IGT. «В жаркие годы, каким был, к примеру, 2011, я добавляю 5 процентов белых сортов, а сегодня это выглядит нарушением правил DOC. То, что я оставил на этикетке IGT, дает мне гибкость. Для меня мое Ceparello – идеальное кьянти, произведенное хоть по правилам, хоть без», - говорит владелец Isole e Olena.

 

Узнав, что консорциум Кьянти Классико собирается в очередной раз пересматривать классификацию, где на вершине иерархии окажутся вина Gran Selezione, многие производители «супертосканы» воспряли духом. Оказалось – зря, их образцы в очередной раз остались за бортом: в новой классификации, принявшей в свои объятья 7000 га виноградников Chianti Classico DOCG, не нашлось места винам IGT. По мнению Алессандро Франсуа, владельца Castello di Querceto, где производится целых четыре «супертосканских» вина c отдельных виноградников, подобное отношение - оскорбительно, прежде всего потому, что «эти вина – такой же неотъемлемый продукт и символ тосканской земли, как и самые породистые кьянти классико».

 

Впрочем, производители самых известных и востребованных на рынке супертосканских вин по поводу очередного игнорирования своих образцов ничуть не огорчились - вес бренда Siepi (Castello Fonterutoli) или, скажем, Mastro Raro (Felsina) оказался сильнее, чем крючкотворство винных чиновников.

 

Да и стоит ли о чем-то грустить? Спрос на «супертоскану» по-прежнему высок. Несмотря не некоторый спад спроса в 90-х (кризис и неразбериха на рынке были вызваны слишком большим количеством марок разного ценового диапазона), эти вина и не думают уходить на скамейку запасных. Не случайно новые владельцы Avignonesi возобновили производство вин Grifi из Санджовезе и Каберне Совиньон (прежние хозяева сочли это направление бесперспективным). Винодельня Monteverro пригласила в качестве консультанта Мишеля Ролана, и теперь с его помощью выпускает вина из сортов Сира, Гренаш и Каберне Совиньон. Tenuta Valdipiatta в Монтепульчано также с помощью французских энологов работает над образцами из Канайоло, Мерло и даже Пино Нуар. (Небольшое, всего 5000 бутылок, производство, начатое на спор с журналистами и винными критиками, утверждавшими, что сделать что-то интересное из Пино Неро в Тоскане невозможно, теперь является изюминкой винодельни в Монтепульчано).

 

Более того, в Тоскане время от времени появляются и «стартапы». Logonovo – один из из самых последних проектов в Монтальчино и внятный ответ тем, кто считает, что выжить в наше время могут только мегабренды. Владелец Logonovo, миланский финансист Марко Келлер, выкупил холм по соседству с хозяйством маркизов Фрескобальди и занялся производством исключительно вин категории IGT из Мерло, Пти Вердо, Мальбека.

 

«Я мог бы производить и брунелло, - говорит он, - географические условия мне это позволяют, однако не хочу связываться с «длинными деньгами». Супертосканские требуют меньше выдержки, на них по-прежнему есть спрос, их яркость и непохожесть говорят сами за себя. Меня часто спрашивают, трудно ли продавать вина нового, почти никому не известного хозяйства? Я вам скажу – это несложно. После того, как люди их попробовали, я знаю, что клиент у меня в руках!».

 

Как скоро выдохнется идея «супертосканы», не могут предсказать даже старожилы. К примеру, директор Tenuta dell’Ornellaia Аксель Хайнц уверен, что «в будущем идея супертосканы как универсального рецепта производства модных и дорогих вин исчезнет». По его мнению, выживут только вина, которые будут обладать отличным качеством, индивидуальным характером и в то же время сильной «привязанностью» к месту и терруару. Эммануэлла Стукки-Принетти считает, что «супертосканские, которые раньше производились по одному рецепту, как сладкие и мощные вина Нового Света, сохранят свою значимость, но они будут более терруарными, как породистые кьянти классико или вина нобиле».

 

Как бы то ни было, история супертосканских продолжается, они по-прежнему продаются на самых престижных аукционах, оставаясь не просто востребованными, а дорогими фишками в очень большой игре. А это значит, что эксперименты с сортами будут продолжены, массового производства будет меньше, а интересных вин разных стилей, соответствующих современному вкусу, - больше. Ставки на качество остаются в тосканском виноделии самыми высокими.

 

Автор текста и фото Татьяна Гаген-Делкрос

Опубликовано в газете “Винная карта” № 165, апрель 2016 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.