Зависть Богов

Начало сезона en primeur в Бордо омрачилось целым рядом неприглядных событий. Union des Grands Crus, объединяющий наиболее престижные замки Бордо, объявил о смене формата «премьерных» дегустаций - теперь их время существенно сокращено, они перенесены из замков на задворки города, на новый стадион Matmut Atlantique. И это уже вызвало недовольство винных критиков, привыкших пользоваться гостеприимством владельцев престижных шато. Однако больше всего обозревателей винного рынка смутила история, случившаяся недавно в Граве с владельцем виноградника и автором вина Liber Pater. История скандальная, наделавшая немало шума в международной прессе.

 

Для бывшего инженера Лоика Паке все началось в 2005 г. - именно тогда он поселился на юге Грава, где отыскал виноградник со старыми (от 40 до 85 лет) лозами. Деревня Ландирас, как выяснилось, была известна еще во времена римских колонистов. Купив небольшой участок с традиционными для Бордо Мерло и Каберне, Семийоном и Совиньоном, Лоик, по примеру живших когда-то в этих краях римлян, приступил к производству вина, заранее придумав ему красивое латинское название – Liber Pater (говорят, что так звали покровительствовавшее вину языческое божество).

 

Понимая, что аппеласьон достался ему не самый престижный, к делу он подошел с большой тщательностью: производство по законам «био»; на виноградниках вместо тракторов - лошади и мулы; необычайно высокая – от 8,5 до 20 тысяч лоз на гектар - плотность посадки; ручной сбор ягод и тщательная сортировка; длительная – до 90 дней! - мацерация, микровинификация и выдержка на осадке; исключительного качества бочки из редкого французского дуба из Cadus и Remond; выпуск главного вина поместья только в лучший год, гравитационные технологии на винодельне... И, конечно же, невысокая урожайность: к примеру, в 2009 г. для красного Liber Pater, которое производится на двух гектарах, она составила 15 гл с гектара, в 2010 и 2011 – десять.

Но самое главное - Лоик хотел возродить исконные бордоские дофиллоксерные сорта, такие, как Castets, Mancin и Saint-Macaire, Marselan и Tarney Coulant. Эти редкие лозы он приобрел в Дижоне. Свое первое вино Лоик Паке получил в 2006 г. – это был совсем небольшой урожай, 3000 бутылок вина «ручной сборки». Для разработки этикеток с использованием декоративной капсульной фольги был привлечен Жерар Пюви - знаменитый художник, любимец центра Жоржа Помпиду в Париже, снисходивший ранее только до великих замков и культовых виноделен Калифорнии.

 

Каждый год, подобно кутюрье, Лоик выпускал коллекцию вин под новым названием. В 2006 году это была отсылающая к слову «свобода» Liberalia; в 2007 году - «Лист», La Feuille; в знаменитом крупным градом 2009 г. - «Буря», L’Orage; в 2010 - «Свадьба», Le Mariage; в 2011 г. - «Мечта», Le Rеve. В 2008, 2012 и в 2013 гг. хозяйство Liber Pater не производило – Лоик, по его словам, был одержим качеством своих вин.

 

По отзывам критиков, эти вина были настолько яркими, что по сути, как писала французская пресса, «не имели ничего общего с прочими винами Грава». Особенно хвалили урожай 2010 года. Как и повсюду в Бордо, он оказался очень удачен. Более того, от всех прочих соседских вин, он отличался «восхитительной сложностью» и «сочностью», вина получились одновременно мощные, тонкие и свежие. Не менее сильное впечатление произвело на критиков белое Liber Pater с одного гектара виноградника – его критики записали в число наиболее совершенных и редких (всего 300 бутылок!) белых вин Грава. Столь же высоко было оценено второе вино хозяйства — Clos de Landiras, а также базовое вино под названием Denarius, самое дешевое из всех. В 2011 г. La Revue du Vin de France назвало поместье Лоика Паске «открытием года».

 

Его энтузиазм поддержал Евросоюз - в 2012 г. ему удалось получить субсидии от ЕС в размере 600 тысяч евро. Эти деньги предполагалось потратить на продвижение вин на рынках России, Китая и Бразилии.

Он мечтал о том, что в будущем для выдержки наряду с бочками будут использоваться также и амфоры – подобно тому, как это делали жившие в Ландирасе древние римляне. Однако этим мечтам не суждено было сбыться. Зимой 2015 года они разбились вдребезги.

 

На задворках империи

Помимо бесспорных качеств, было в винах Лоика еще кое-что, не ускользнувшее от внимания профессионалов. За каждую бутылку Liber Pater им была назначена цена в 3000 евро. Даже на фоне вздутых в последние годы цен на гран крю подобное казалось из ряда вон выходящим. «Не многовато ли для вина из аппелясьона, в котором ничего выдающегося не производится, и где цены варьируются от 5 до 10 евро за образец?»

 

Ополчившиеся на Лоика обозреватели с возмущением напоминали, что «во всем Бордо подобной цены заслуживает всего лишь горстка крю, точнее 6-8 красных вин, обремененных историей земли и стараниями благородных семей, подтверждающих постоянство качества в течение десятилетий». В числе этих избранных — вина Petrus, Latour, Cheval Blanc, Lafite, Margaux, Haut-Brion и Mouton. Сошлись на том, что Лоику не дают покоя лавры «гаражиста» Жана-Люка Тюневана.

 

 

Знатоки Грава писали, что соседствующие с хозяйством Лоика Паске хозяйства Chаteau d’Arricaud и Chаteau Saint-Agrеves продают свои вина за 10 евро. Суть их упреков сводилась к следующему: Ландирас – это «задворки империи», ничем не примечательный аппеласьон. Куда ему до расположенного в Пессаке знаменитого замка Malartic-Lagraviеre, где исключительные по своим качествам и ценности гравийные подпочвы углублены на несколько метров! Под сомнение попали и методы производства вина: в конце-концов, кто сказал, что «биологическое» - лучшее? Что полученное с помощью гравитации виноградное сусло – более выдающееся, чем у остальных? Что ограничение урожайности - безусловное благо?

Относительно работ Жерара Пюви мнение тоже было единодушным: да, его работы действительно известны коллекционерам от Нью-Йорка до Токио, но все же он - не Марк Шагал, не Пабло Пикассо, не Сальвадор Дали и даже не Жан Кокто... Словом, не из той плеяды художников, которые из года в год украшали этикетки замка Mouton на протяжении полувека...

 

Были обвинения и посерьезнее: одни высказывали подозрения в шаптализации, другие уверяли, что Лоик использует чужие виноматериалы и выпускает большее количество бутылок, чем позволяют его виноградники. Наконец, нашлись те, кто напрямую обвинил его в фальсификации дофиллоксерных сортов. «Ни один из перечисленных автохтонных и редких сортов не был использован в винах Liber Pater. Таким образом, вина «с забытым вкусом» - всего лишь традиционный бленд мерло и каберне», - утверждали недоброжелатели.

 

Защищая репутацию, Лоик говорил, что «все эти забытые сорта были посажены лишь в 2010 г., и впервые были винифицированы в 2015 г., что он «исследовал старые сорта, однако никогда не утверждал, что использовал их в производстве вина».

«Эти обвинения не выдерживают никакой критики, - сказал он в интервью французским изданиям. – Вряд ли сомелье и виноделы, которые уже знакомы с моими винами, не заметили бы подделки, это свидетельствовало бы об их некомпетентности. Автохтонные сепажи будут использованы в этом году на винодельне и вы впервые за 150 лет сможете узнать, что такое дофиллоксерный вкус вина». Этот разговор с французскими журналистами состоялся в разгар урожая. А поздней осенью случилось непоправимое: 500 лоз на виноградниках Лоика Паке были безжалостно срезаны секатором.

 

«Мне кажется, что за этим стоит какая-то влиятельная персона, которой я перешел дорогу, - сказал винодел журналу La Revue du Vin de France, - кто-то мне мстит».

 

Суд за дело?

В январе 2016 г. имя Лоика Паке снова замелькало в международной прессе. Прокуратура Бордо заинтересовалась тем, каким образом были потрачены им европейские субсидии, полученные от организации France Agrimer. Его подозревали в ведении двойной бухгалтерии, подставных счетах, предоставлении поддельных документов и подтасовках финансовой отчетности. Словом, в мошенничестве.

 

Адвокат France Agrimer, госпожа Элиза Кораза, заявила, что Лоик «поднял ажиотаж вокруг своего вина, которое он продавал иностранным покупателям в 100 раз дороже, чем оно заслуживало, и при этом имел нахальство требовать еще какой-то финансовой помощи на развитие собственного дела».

 

Суд Бордо приговорил его к условному году тюрьмы, выплате штрафа в размере 30 тысяч евро и обязал вернуть 300 тысяч евро France Agrimer. Не остался в стороне и институт INAO – он оштрафовал Лоика за неуважение к правилам AOC на один символический евро.

 

С решением суда Лоик не согласился, все обвинения отмел и заявил, что будет защищать свое доброе имя в суде высшей инстанции: «Почему я должен оправдываться? Я преуспел благодаря природным условиям и тому, что делали наши предки в течение двух веков, благодаря характеру этого вина, что уходит корнями в историю Бордо, не походит ни на какое другое и к тому же нравится знатокам. Каков спрос, таково и предложение. Когда вы покупаете картину настоящего художника, вы не думаете о том, что есть другие, которые стоят в сто или даже в тысячу раз меньше».

 

Сторону Лоика Паке принял известный бордоский негоциант Джеффри Дэвис, уверенный в том, что за судебными провокациями скрываются происки ревнивых к успеху Лоика соседей.

 

«Это обычная в мире вина зависть, - говорит Джеффри. – Случившееся нанесло урон не репутации Лоика, а самому Бордо. Ведь он проделал новаторскую работу со старыми сортами винограда, и мы могли бы увидеть, какими были вина Бордо изначально. Я нахожу это потрясающим. Другие же расценили это как угрозу собственному бизнесу. Аппеласьон Грав нуждается в таких винах как Liber Pater, причем нуждается больше, чем Liber Pater нуждается в аппеласьоне Грав».

 

Автор текста Татьяна Гаген-Делкрос

Опубликовано в газете "Винная карта" № 164, март 2016 года

© 2017 ООО "Медиа Бизнес Пресс".

Любое воспроизведение материалов или их фрагментов возможно только с письменного разрешения редакции.